Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Новости региона Тема дня Актуально Аналитика В мире
Дождется ли Кавказ кластера?
24 декабря 2013 19:47 Вторник
Дождется ли Кавказ кластера?. 22025.jpeg

Когда из ОАО "Курорты Северного Кавказа" был уволен дагестанский бизнесмен Ахмед Билалов, компания лишилась своего главного лоббиста. С тех пор реализация проекта почти не продвинулась. К такому выводу пришла Счетная палата России, проверяя, как исполняется соответствующее правительственное постановление. Накануне аудитор Александр Филипенко сообщил, что в управление Минэкономразвития было передано лишь 16 процентов земли, на которой планировалось построить курорты, и потому разработка проектно-сметной документации остановилась.

Три года назад правительство России приняло постановление о создании туристического кластера в Северо-Кавказском федеральном округе, Краснодарском крае и Республике Адыгея. Как оно исполняется, проверяла Счетная палата. Итоги ревизии накануне обнародовал аудитор Александр Филиппенко.

Оказалось, что, несмотря на хорошую нормативно-правовую базу, туристический кластер почти не развивается. Это значит, что дело было вовсе не в руководителе ОАО "Курорты Северного Кавказа" (КСК). Дагестанский бизнесмен Ахмед Билалов покинул пост председателя Совета директоров этой компании ранней весной, спустя несколько дней после разноса от президента Владимира Путина за троекратное удорожание проекта трамплинного комплекса в Красной поляне. Когда он лишился всех постов, прокуратура, наконец, заметила, что деятельность КСК заключалась в пресс-турах для журналистов и командировках топ-менеджеров.

Читайте подробней: Билалов и билаловщина

Билалов, кстати, деньги за заграничные вояжи, как истинный горец, тут же вернул. Проект туристического кластера лоббировал перед руководством России именно он, и, видимо, не только ради прибыли, а еще и из соображений престижа. Один из курортов — "Матлас" — должен был превратить малую родину бизнесмена в современный центр горного туризма.

Уход Билалова не принес туркластеру ни выгоды, ни убытков. На его место был назначен Сергей Верещагин, который запомнился коррупционными скандалами в Южной Осетии в период, когда он работал в министерстве регионального развития и курировал восстановление республики после конфликта с Грузией. Если вспомнить горький урок исчезновения 10 миллиардов российской помощи Южной Осетии, то удивляться состоянию курортов под присмотром Верещагина не приходится. Как следует из анализа Счетной палаты, к реализации грандиозных планов Билалова компания так и не приступила.

Читайте по теме: Курортам Кавказа грозит судьба Южной Осетии

Были созданы девять особых экономических зон, правда, лишь по пяти из них заключены соглашения между Минэкономразвития России и ОАО "Курорты Северного Кавказа". Но даже там, где документы подписаны, стороны не выполняют обязательства. "По всем особым экономическим зонам не утверждены в установленные соглашениями сроки планы обустройства и соответствующего материально-технического оснащения зон и прилегающих к ним территорий. При этом по большинству зон сроки истекли еще в 2012 году", — отметил Александр Филипенко.

Проблема, как выясняется, в земельном вопросе. До сих пор на территории будущего туристического кластера не оформлены земельно-имущественные отношения. Участки не прошли межевание и инвентаризацию. По данным аудитора, под кластер должны быть отданы 267 821,2 гектара земли. Однако республики, края и муниципальные образования передали в управление и распоряжение Минэкономразвития России только 44 566,9 гектара, то есть лишь 16,6 процента от общей площади. Почти всю эту землю министерство передало в управление ОАО "Курорты Северного Кавказа", за исключением 450 гектаров. "Таким образом, даже при столь малой доле переданных субъектами земель часть площадей осталась не переданной от Минэкономразвития ОАО "Курорты Северного Кавказа", — добавил аудитор.

По его словам, нерешенность вопросов в сфере землепользования приводит к срыву сроков реализации проекта, не дает планировать и разрабатывать градостроительную документацию, что в свою очередь мешает привлечению инвестиций.

При этом деньги на создание туристического кластера уже поступили в уставный капитал ОАО "Курорты Северного Кавказа". Но эти 19,8 миллиарда рублей лежат мертвым грузом на депозитах.

А к собственно строительным работам ОАО "Курорты Северного Кавказа" до сих пор не приступило. "Единственный объект, который строится, — это гондольная канатная дорога, горнолыжные трассы и сооружения для горнолыжного комплекса "Архыз", — заявил аудитор.

Кроме того, он отметил, что управляющая компания пока не привлекла к сотрудничеству в особых экономических зонах ни одного резидента. Если такое положение сохраняется в течение трех лет, то хоть можно просто закрыть, и тогда ни о каких льготах для туристического бизнеса речи уже не будет.

Пресс-служба "Курортов Северного Кавказа" сегодня ответила на критику аудитора. Она пообещала "в максимально короткие сроки" заключить недостающие четыре соглашения с Минэкономразвития. При этом она отметила, что три из пяти готовых документов были подписаны за последние три месяца.

Деньги лежат на депозитах, как объяснила пресс-служба компании, чтобы "избежать неэффективного расходования средств". А первый договор с резидентом был заключен 20 декабря, поэтому не попал в отчет Счетной палаты. Пионером стало ООО "Архыз-1650", которое будет заниматься туристско-рекреационной деятельностью в особой экономической зоне на территории Зеленчукского и Урупского районов Карачаево-Черкесии. "Аналогичное соглашение планируется подписать в начале 2014 года по ОЭЗ "Ведучи" в Чечне, заявка потенциального резидента по этому проекту уже готова к рассмотрению экспертным советом по туристско-рекреационным особым экономическим зонам Минэкономразвития РФ", — отмечают в компании, обещая в течение 2014 года зафиксировать резидентов во всех девяти ОЭЗ.

Впрочем, потенциальное закрытие особых экономических зон из-за отсутствия резидентов, по мнению директора Кавказского центра проектных решений Дениса Соколова, ситуацию в туристической отрасли региона не изменит. "При нашей коррупции, при нашем инвестиционном климате, что есть зоны, что нет, — отметил он в комментарии корреспонденту BigCaucasus. — Разные условия для разворовывания бюджетов, а не для бизнеса".

Что касается главной причины простоя в реализации проекта — земельного вопроса, то он встал сразу же, как только была озвучена идея создания туристического кластера. "На Северном Кавказе практически во всех зонах, где планируется строительство курортов, существуют проблемы собственности на землю, — говорит Денис Соколов. — Частной собственности на землю там нет. Существуют разные правовые конструкции, которые не позволяют распоряжаться землей в полной мере. В то же время, на землю там претендуют джамааты и сельские общества, у которых эта земля была отчуждена в результате странной "приватизации" в 1992 году, и представители региональных элит. Последние пользуются землей на основе договоров аренды на 49 лет и считают ее своей, так как заплатили за нее деньги. Республиканские администрации являются регуляторами этих отношений. Образуются перекрестные права, которые не позволяют корректно оформить землю или перевести ее в собственность. Эта проблема была изначально, и ее изначально просто проигнорировали чиновники, потому что, видимо, им скорее хотелось начать тратить деньги на реализацию проекта Северного Кавказа".

Пока что, по мнению эксперта, кластер не только не ускорил развитие отрасли, но и местами затормозил реализацию планов мелкого и среднего туристического бизнеса. В Домбае и Приэльбрусьем "все стали ждать больших инвестиций со стороны бюджетных проектов" "Архыз", "Мамисон" и других. "Туристов-то — ограниченное количество. Поэтому вкладывать деньги в свои маленькие курорты было слишком рискованно", — пояснил наш собеседник.

Более оптимистично на ситуацию с развитием туристического кластера смотрит исполнительный директор Федерации альпинизма России, член экспертного совета по особым туристско-рекреационным зонам при Минэкономразвития РФ Алексей Овчинников. "Если делать ставку на туризм, как один из будущих драйверов и основ устойчивого развития экономики на Кавказе, то это возможно только при разворачивании крупномасштабных проектов, — заявил он в комментарии корреспонденту BigCaucasus. — При этом, безусловно, кроме работы с крупными инвесторами, должна реализовываться и политика по поддержке малого и среднего бизнеса, который является одним из ключевых игроков в туристической сфере".

Особые экономические зоны туристско-рекреационного типа, по мнению Алексея Овчинникова, "являются сейчас наиболее понятным и отработанным механизмом реализации государством политики по развитию отраслевых кластеров". Но ждать, что они заработают мгновенно, не стоит. "Практика туристско-рекреационных зон, открытых ранее на Алтае и Байкале, показывает, что для их разворачивания и наполнения инвесторами и резидентами требуется довольно большой срок — от трех до пяти лет. Это связано с необходимостью большой подготовительной работы — как по строительству необходимой инфраструктуры, так и по проработке и разворачиванию инвестпроектов", — подчеркнул эксперт.

Что касается главной причины пробуксовки проекта, то, по мнению Алексея Овчинникова, "у государства в целом, и у КСК в частности, есть набор инструментов для решения земельного вопроса, сомасштабных запланированному объему строительству". "О нерешенности этого вопроса говорить преждевременно", — заключил эксперт.

Светлана Болотникова

Пока что, по мнению эксперта, кластер не только не ускорил развитие отрасли, но и местами затормозил реализацию планов мелкого и среднего туристического бизнеса. В Домбае и Приэльбрусьем "все стали ждать больших инвестиций со стороны бюджетных проектов" "Архыз", "Мамисон" и других. "Туристов-то — ограниченное количество. Поэтому вкладывать деньги в свои маленькие курорты было слишком рискованно", — пояснил наш собеседник.

Более оптимистично на ситуацию с развитием туристического кластера смотрит исполнительный директор Федерации альпинизма России, член экспертного совета по особым туристско-рекреационным зонам при Минэкономразвития РФ Алексей Овчинников. "Если делать ставку на туризм, как один из будущих драйверов и основ устойчивого развития экономики на Кавказе, то это возможно только при разворачивании крупномасштабных проектов, — заявил он в комментарии корреспонденту BigCaucasus. — При этом, безусловно, кроме работы с крупными инвесторами, должна реализовываться и политика по поддержке малого и среднего бизнеса, который является одним из ключевых игроков в туристической сфере".

Особые экономические зоны туристско-рекреационного типа, по мнению Алексея Овчинникова, "являются сейчас наиболее понятным и отработанным механизмом реализации государством политики по развитию отраслевых кластеров". Но ждать, что они заработают мгновенно, не стоит. "Практика туристско-рекреационных зон, открытых ранее на Алтае и Байкале, показывает, что для их разворачивания и наполнения инвесторами и резидентами требуется довольно большой срок — от трех до пяти лет. Это связано с необходимостью большой подготовительной работы — как по строительству необходимой инфраструктуры, так и по проработке и разворачиванию инвестпроектов", — подчеркнул эксперт.

Что касается главной причины пробуксовки проекта, то, по мнению Алексея Овчинникова, "у государства в целом, и у КСК в частности, есть набор инструментов для решения земельного вопроса, сомасштабных запланированному объему строительству". "О нерешенности этого вопроса говорить преждевременно", — заключил эксперт.

Светлана Болотникова


Ахмед Билалов вернул деньги, не дожидаясь суда
топ видео
новости региона