Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Интервью Среда обитания Люди как люди
Маршал лесной войны
21 мая 16:27 Воскресенье
Маршал лесной войны
 

 

Шуаиб (Шоаип) родился в чеченском ауле Билта-ойла. Биографы отмечают, что все его родные жили в ауле Центорой в Нохчи-мохке (Ичкерия). К этому же тайпу — цIонтрой принадлежал и Шуаиб.

Он был одним из первых чеченцев, который поддержал Шамиля в трудную минуту, когда последний прибыл в Чечню, и поселился там осенью 1839 года. Шамиль оценил эту помощь. Шуаиб один из верных сподвижников имама. По этому случаю горский летописец Мухаммад-Тахир ал-Карахи писал: "Когда Шамиль прибыл в Беной и Ведено, к нему присоединились знаменитые храбрецы Шуаиб Центороевский и Джавадхан Даргонский…Шамиль назначил Шуаиба и Джавадхана наибами в тех двух краях".

Хайдарбек из Геничутля характеризовал Шуаиба как "известного храбреца, дерзкого как лев".

В рапорте военному министру от 20 ноября 1843 года генерал-адъютант Нейдгардт характеризовал Шуаиба так: "При разделении Чечни на наибства, Шуаиб получил в управление Мичиковский участок. В самом начале вступления своего в звание наиба Мичиковского он показал необыкновенную твердость характера при введении новых учреждений, постановленных имамом, жестокость преследования своих врагов и боьшое умение обращаться с народом… Он пользуется большим доверием народа и имама и останется с последним в хорошем отношении, будет одним из самых уважительных ему помощников…"

Военная жизнь Шуаиба богата подвигами и победами над сильным противником, например участие наиба в разгроме отряда генерала П. Граббе летом 1842 года, где проявился его военный талант. За блестящую победу Шамиль наградил Шуаиба "драгоценным расписанным и расшитым знаменем, которое принадлежало раньше Аслан-хану". Была еще одна маленькая победа Шауиба над знаменитым генералом, но теперь на словах. После ичкеринских событияй Граббе отправил Шуаибу письмо, в котором, желая "уколоть" адресата, написал: "Ты не воображай! Не гордись тем, что убил одного или двух солдат, которые пошли в лес за дровами" На что Шуаиб ответил так: "Я сам не присутствовал, однако слышал, что мальчикшки пошли в лес резать порей и убили солдат".

Имя наиба звучит на самом высоком уровне в переписке кавказского командования с правительством. Так, военный министр А. Чернышев из Петербурга предлагает командованию использовать деньги, самые разнообразные методы для нейтрализации или организации раздора, разногласий между авторитетными наибами Ахверди-Мухаммадом и Шуаибом.

Имя Шуаиба всплывает и в международной переписке. Французский дипломат, консул в Тифлисе виконт Г. Кастильон в своем письме к министру иностранных дел Ф. Гизо от 18 мая 1844 года упоминает Шуаиба как "самого искусного из полководцев имамата, которому имам доверил командование левым флангом, т. е. всей страной, расположенной между Тереком и Андийским хребтом, того самого, который в 1842 г. в одном из ущелий Чечни нанес кровавое поражение генералу Граббе, вынужденному отказаться от экспедиции в Дарго, столицы Имамата". Сведений о военной и политической деятельности Шауиба сохранилось относительно немало: его имя пестрит в воспоминаниях современников, рапортах русских генералов, хронике военых действий и пр. Однако нам представляется, что один эпизод, записанный зятем Шамиля Абдурахманом характеризует"благородного храбреца" Шуаиба наиболее точно. Речь о его преданности делу народно-освободительной борьбы, преданности газавату. Для Шамиля он "был самым близким помощником во всех военных делах". Ради газавата он не пожалел ни своего состояния, ни своей жизни. Подтверждением служит следующий случай: "Однажды Шамилю и его войскам пришлось переночевать в лесу, ночь была довольно темной. Расположились друг от друга на дистанциях. Поблизости к имаму были только его приближенные. Недалеко расположился наиб Шамиля… Муса из Балахуни. Он, оказывается, сидел со своими товарищами у костров, и совершенно неожиданно из лесной темноты к ним приблизился один юноша-чеченец и у костра захотел погреться. Муса велел ему удалиться вон; юноша протянул свою руку к пистолету за поясом, как бы хотел выстрелить. Муса опередил его и, выхватив свой пистолет, выстрелил в грудь, он упал и, растянувшись, закатил глаза. Когда Шамиль услышал выстрел, поднялся с постели и поспешил к месту происшествия с оружием в руках, увидел умирающего юношу. Он спросил Мусу о нем: кто он? Он ответил, что тот пришел за тем-то, хотел то то. "Я убил его, зная, что мне его смерть лучше, чем моя"… Утром узнали, что убитый (племянник) сын сестры наиба Шуайба. Шамиль выразил ему соболезнование и сожаление свое за горячность наиба Мусы. Шуайб даже не изменился в лице, только сказал имаму: "Если бы я вас не уважал от чистого сердца, искренне не служил бы Аллаху и его посланнику в вере, я бы отомстил Мусе за убийство племянника. Сейчас же я готов пожертвовать собой, своим имуществом, жизнью своих детей за Божье дело".

Шуаиб. Воин. Муджахид.

#факт@caucasus_now

Валерия Сергеевна Верхорубова

топ видео
новости региона