Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Интервью Среда обитания Люди как люди
Смекалка солдат и офицеров, которая помогла Суворову форсировать знаменитый Чертов мост
06 марта 21:09 Понедельник
Смекалка солдат и офицеров, которая помогла Суворову форсировать знаменитый Чертов мост. 22386.jpeg

За личностями великих полководцев иногда невольно теряется роль солдат и офицеров. Но именно их смекалка помогла фельдмаршалу Александру Суворову форсировать в 1799 году во время Альпийского похода знаменитый Чертов мост.

Уникальную в своем роде переправу русские солдаты навели из бревен случайно оказавшегося рядом сарая, связав "стройматериалы" длинными офицерскими шарфами. Любопытно, что этот элемент одежды был введен на прусский манер императором Павлом, причем сам Суворов активно протестовал против нововведений. Поскольку речь пойдет в том числе об обмундировании русских войск конца XVIII века, я очень кратко остановлюсь на этом вопросе. В 1796 году, после смерти императрицы Екатерины II, на русский престол взошел ее сын Павел — горячий поклонник прусского монарха и полководца Фридриха II. Павел задумал переучить всю армию по прусскому образцу, начиная с внешнего вида и заканчивая вооружением.

Император учредил регулярные вахтпарады, ввел новую униформу с характерной "куафюрой" на голове, косами и буклями, спешил офицеров и вооружил их парадными эспонтонами (разновидность алебарды) — оружием, к тому времени уже совершенно бесполезным в бою. Многие военачальники были возмущены новшествами, но открыто высказаться рискнул только фельдмаршал Александр Васильевич Суворов. Он, в частности, язвительно указал императору на то, что каждая рота стала меньше на одну боевую единицу, а под "куафюрой" частенько заводятся характерные для такой прически насекомые. За дерзость Павел отправил упрямого фельдмаршала в ссылку в село Кончанское. Император Павел I (годы правления: 1796-1801). Вскоре после смерти Суворова погиб в результате придворного заговора. Однако ни в России, ни в Европе Суворова не забыли. Когда грянула война между Францией и Австрией за земли северной Италии (в роли условного агрессора выступали французы, у которых уже шел к власти будущий император Наполеон), австрийцы обратились за помощью к России. Причем союзники настойчиво просили Павла поставить во главе войск антифранцузской коалиции именно знаменитого фельдмаршала.

Императору ничего не оставалось, кроме как назначить опального полководца в действующую армию. Надо заметить, что среди "павловских" нововведений, которые критиковал Суворов, были и офицерские шарфы. Появились они еще при Екатерине, но выполняли в одежде чисто практическую роль. При Павле же шарфы удлинились, приобрели серебристый оттенок и стали скорее парадной роскошью. А офицеров-франтов Суворов не любил. Острый на язык фельдмаршал прозвал таких вояк "фазанами" — за расфуфыренный внешний вид и, как правило, не сильно выдающиеся умственные способности. Известна байка о том, как одного "фазана" Суворов лично перевоспитывал на полевых учениях, заставляя его в шикарном мундире таскаться по грязи, переплывать реку и водить роты в атаку. Так что, отправляясь к войскам, фельдмаршал намекнул императору, что в долгом походе будет трудно поддерживать в парадном виде всю прусскую мишуру. Павел сдался: "Веди войну, как умеешь!" Первым делом Суворов вернул офицерам лошадей, изъял у них нелепые эспонтоны и демонстративно перестал обращать внимание на косы и букли. Но шарфы оставил. Длинноваты, конечно, могут, не дай бог, помешать в бою, но других-то нет, а на случай холодной погоды — пригодятся.

Шарфы действительно пригодились: в 1799 году, после нескольких блестящих побед над французскими войсками в Италии, 20-тысячная армия Суворова была вынуждена спешно идти через заснеженные Альпы на помощь войскам генерала Римского-Корсакова. Взяв перевал Сен-Готард, русские, постоянно отбиваясь от наскоков и засад французов, 25 сентября (дата по новому стилю) вышли к знаменитому Чертову мосту над рекой Рейсой. Этот 25-метровый каменный мост через узкое ущелье у швейцарской деревушки Андерматт появился еще в конце XVI века — по легенде, не без помощи нечистой силы, так как считалось, что построить такое сооружение над бурной горной рекой обычный человек не может. Для русских солдат мост тоже стал поистине "чертовым", но по другой причине: на узком пространстве всего два французских батальона успешно держали оборону. Неприятелю помогло и то, что непосредственно к мосту вела так называемая Урзенская дыра — узкий проход в скалах длиной в 60 с лишним метров, где мог пройти только один человек. Благодаря обходному маневру полковника Трубникова через "дыру" удалось прорваться, но французы, отходя, разрушили часть моста, выкашивая русских с противоположного берега ружейным и артиллерийским огнем.

Перед Суворовым встала неприятная перспектива застрять здесь надолго со всей армией. Обход через Рейсу был затруднен: переплыть через бурлящий в пропасти поток оказалось делом нереальным. Значит, мост нужно было брать "в лоб", но как? Пока фельдмаршал размышлял, на помощь пришли его подчиненные. Здесь нужно сделать небольшое лирическое отступление. В отличие от того же императора Павла I и прочих поклонников "прусской школы", Суворов в обучении солдат делал акцент не на парад и палочную дисциплину, а на боевые умения (эти идеи фельдмаршал изложил в своей книге "Наука побеждать"). Суворовские бойцы учились, помимо прочего, проявлять в бою разумную инициативу и действовать по обстановке. Конечно же, фельдмаршал не приходил к солдатским кострам с полной диспозицией боя, но то, что требовалось в сражении от конкретного солдата или офицера, его воины хорошо знали. В качестве примера можно привести эпизод из битвы с турками на Рымнике, о которой я писал в предыдущем посте. Отправляя пехоту на помощь союзникам-австрийцам, Суворов вместо стандартного: "Нале-во! Шагом марш!" — подъехал к полкам и крикнул: "А ну, ребятушки, поможем полковнику Карачаю — сделаем туркам карачун!" Коротко и шутливо, зато сразу понятно: у Карачая — венгерские гусары, значит, на них лезет турецкая кавалерия, готовим ружья, примыкаем штыки и ждем команды строиться в каре. Но вернемся к Чертову мосту. Даже не получив приказа атаковать, суворовские солдаты и офицеры разобрались, что к чему, и, как учил фельдмаршал, задействовали чисто русскую смекалку.

Кто-то из бойцов обратил внимание, что неподалеку от моста стоит старый сарай. Недолго думая, русские разобрали постройку, получив в свое распоряжение доски и бревна. Но одно бревно, перекинутое через пропасть, не поможет — слишком узкий и шаткий настил, а под руками — ни топоров, ни гвоздей, чтобы выстроить что-то более путное. Первыми нашли выход из положения молодые князья Алексей и Иван Мещерские. Братья сорвали с себя щегольские шарфы и связали их между собой. Тут же им протянули шарфы другие офицеры — в итоге получилась длинная и довольно сносная "веревка". С ее помощью солдаты и офицеры соорудили из досок и бревен настил — достаточно широкий для того, чтобы по нему прошел человек, и достаточно длинный, чтобы хватило на весь разрушенный пролет моста. Несколько добровольцев-храбрецов под ураганным огнем неприятеля протащили это сооружение к пролому и установили над пропастью.

Путь был открыт! Конечно, переправить целую армию по такой "времянке" было все равно невозможно, поэтому Суворов отправил в прорыв небольшую группу бойцов, чтобы те закрепились на противоположном берегу и выкурили французов с подступов к мосту. К сожалению, во время этой переправы шальная пуля нашла одного из героев штурма — майора Ивана Мещерского. Князь, отличавшийся по жизни веселым и бесшабашным характером, почувствовал, что рана смертельна, и успел пошутить: "Друзья, не забудьте про меня в реляции!" — после чего рухнул в пропасть… Когда передовой отряд "охотников" успешно оттеснил французов, русские наконец приступили к полноценному ремонту Чертова моста, который достался им с таким трудом. Интересно, что после этого сооружение простояло еще почти сто лет — до 1888 года. Умели когда-то в России строить на совесть.

Валерия Сергеевна Верхорубова

топ видео
новости региона