Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Интервью Среда обитания Люди как люди
А. Вартумян: Владимиров станет губернатором в политической пустыне
27 марта 2014 19:10 Четверг
А. Вартумян: Владимиров станет губернатором в политической пустыне. 22092.jpeg

До выборов губернатора на Ставрополье осталось полгода, однако пока о своих амбициях на этот пост никто не заявил, кроме бывшего главы региона Александра Черногорова. Временного же руководителя края Владимира Владимирова, обласканного президентом России за организацию полета с ямальскими стерхами, доктор политических наук, профессор пятигорского филиала Северо-Кавказского Федерального университета Арушан Вартумян называет "политическим трупом". Впрочем, политтехнологии способны оживить и мертвеца, поэтому, как предположил эксперт в интервью BigCaucasus, Владимиров победит, но станет "губернатором в политической пустыне".

— Арушан Арушанович, Вы назвали Владимира Владимирова "политическим трупом". Почему? Какие ошибки он совершил, что его "убило", образно говоря?

— Этот термин очень распространен в политологической науке. Его используют по отношению к людям, которые не обладают всей полнотой политической власти. У него нет реальной политической поддержки в регионе. Его не поддерживают местные политические элиты, он рассчитывает только на административный аппарат. К тому же, он не пользуется доверием диаспор края и его неправильно понимают в бизнес-структурах Ставрополья. Все это вместе дает право говорить о нем как о политике, который не совсем вписывается в традиционные структуры политических ценностей в регионе.

— Вы считаете, что на Владимирова никто не будет делать ставку, но при этом не исключаете его победы на выборах при использовании административного ресурса. Кто же будет за него голосовать?

— Это очень плохое явление в нашей политической жизни, когда мы в состоянии, используя только административный ресурс, делать выборы в различных регионах страны. Это пресловутые политтехнологии. Сейчас у нас абсолютное политическое затишье. Вокруг Владимирова выжженное политическое пространство, на котором не действуют ни оппозиционные партии, ни независимые СМИ. Он станет губернатором, но губернатором в политической пустыне.

— Что мог бы сделать сейчас руководитель Ставрополья, чтобы удовлетворить элиты и электорат?

— Ничего не сделает, потому что это очень длительный процесс. Он не может совершенствовать политическую систему. Он стал заложником того политического режима, который сейчас существует в стране. Администрация президента и Кремль считают, что они выбрали правильную политическую тактику в отношении собственного народа. Народ бездействует, народ безмолвствует — "Да здравствует король!". Это ошибочная точка зрения. Нам остается только констатировать, что по-прежнему будет сильнейший разрыв между властью и обществом, по-прежнему мы будем задавать вопросы, насколько легитимна эта власть, насколько она поддерживается широкими электоральными слоями населения. Власть живет своей политической жизнью, а электоральная масса — своей. Владимиров ничего сейчас не сделает, а будет использовать этот административный ресурс, чтобы победить в одиночку на выборах. Потому что у нас нет даже нормальной альтернативы Владимирову в Ставропольском крае.

— А Вы говорили, что местные элиты способны выдвинуть своего кандидата.

— Способны, но в иной политической обстановке. Сейчас сложилась такая ситуация, что проще взять варяга со стороны, как это произошло и с полпредом в СКФО Александром Хлопониным, и с Владимировым, чем взрастить собственного политического деятеля, проведя его через все ротационные барьеры. Этим никто не занимается. У нас, к сожалению, появилась надконституционная структура — администрация президента, которая решает практически все вопросы, в том числе по выборам губернаторов. Это не совсем правильно, не совсем хорошо с точки зрения теории политической науки.

— Те лидеры, которые были выдвинуты из ставропольской элиты — Валерий Гаевский, Валерий Зеренков — долго не продержались.

— Совершенно верно. Потому что это собственные выдвиженцы, которые не устраивали Кремль по определенным причинам.

— А ставропольцев разве они устраивали?

— Мы сейчас говорим о том, насколько власть является легитимной и насколько она поддерживается населением региона. У нас получилось, что функционеры сами по себе, а требования, претензии к власти со стороны электорального массива — сами по себе. У нас давно уже в Ставропольском крае власть перестала отвечать чаяниям электоральных слоев.

Введение должности представителей губернатора в семи зонах края, которые будут "глазами и ушами" Владимирова — разве это не попытка приблизиться к народу?

— Это совершенно неуклюжая, глупая попытка заменить органы местного самоуправления своими комиссарами или эмиссарами на местах. Это просто люди, которые будут помогать ему, используя административный ресурс, завоевать необходимое количество голосов во время предвыборного марафона и самого избирательного процесса.

— Среди тех, кто уже заявил, что может стать соперником Владимирова на выборах, бывший глава Ставрополья Александр Черногоров. Как Вы оцениваете его перспективы?

— Это смешно. Это второй политический труп.

— Может быть, дело не в личностях, а в том, что регион отстал за последние годы, пока он не был включен в программу развития юга России, а республики получали дополнительные средства?

— Я смотрю на проблему шире. Это несовершенство нашей политической системы в целом. Это структурные изменения, которые происходят по вертикали "власть — общество". У нас создан орган "администрация президента", который сам решает, кто соответствует должности губернатора, а кто нет, снимать его или не снимать. Это очень плохо. Администрация президента не прописана ни в каких документах нашей страны. Это неконституционный орган. Он является сейчас таким своеобразным ЦК КПСС или Политбюро.

— Но в других регионах страны назначенцы Кремля держатся.

— Возьмем похожий по уровню регион Краснодарский край. Там традиционно существовала своя управленческая структура. Краснодарцы традиционно никого не подпускали к себе в регион на руководящие должности. Но сейчас, я думаю, аналогичный процесс коснется и Краснодарского края. Тот преемник, который будет назначен вместо Ткачева, будет учитывать реалии геополитические, я имею в виду Крым, и изменение геополитического статуса Краснодарского края. На мой взгляд, это будет сильный выдвиженец из Москвы.

— Я о том, что не всегда ведь местные элиты принимают в штыки присланных Москвой "варягов"?

— Ставрополье в этом отношении уникальный регион. Здесь очень слабо работают собственные выдвиженческие структуры. Может быть, оттого, что это аграрный регион. Может быть, оттого, что у нас нет больших денег, нет нефтяного сектора. Не сложилась своя сильная управленческая "мафия", скажем так. Получилось так, что Ставрополье разорвано на какие-то зерновые структуры, на структуры курортно-рекреационные — это Кавминводы, на торговые структуры — это рынок "Людмила" и все, что с ним связано. Единого экономического поля и единого политического пространства в регионе не существует. Элиты здесь несбалансированные, нескоординированные, не ассимилированные. Каждый представитель элиты играет свою скрипку, нет звучания оркестра.

— Так что бы Вы предложили сделать, чтобы все исправить?

— Я бы предложил изменить политическую систему и форму политического режима в стране. Иначе мы будем ставить и снимать губернаторов, так же ставить и снимать мэров городов. Это приводит к кадровой чехарде. Мне кажется, страна должна задуматься над тем, в каком политическом пространстве нам предстоит бороться с остальным миром.

— Я о том, что не всегда ведь местные элиты принимают в штыки присланных Москвой "варягов"?

— Ставрополье в этом отношении уникальный регион. Здесь очень слабо работают собственные выдвиженческие структуры. Может быть, оттого, что это аграрный регион. Может быть, оттого, что у нас нет больших денег, нет нефтяного сектора. Не сложилась своя сильная управленческая "мафия", скажем так. Получилось так, что Ставрополье разорвано на какие-то зерновые структуры, на структуры курортно-рекреационные — это Кавминводы, на торговые структуры — это рынок "Людмила" и все, что с ним связано. Единого экономического поля и единого политического пространства в регионе не существует. Элиты здесь несбалансированные, нескоординированные, не ассимилированные. Каждый представитель элиты играет свою скрипку, нет звучания оркестра.

— Так что бы Вы предложили сделать, чтобы все исправить?

— Я бы предложил изменить политическую систему и форму политического режима в стране. Иначе мы будем ставить и снимать губернаторов, так же ставить и снимать мэров городов. Это приводит к кадровой чехарде. Мне кажется, страна должна задуматься над тем, в каком политическом пространстве нам предстоит бороться с остальным миром.

Светлана Болотникова

топ видео
новости региона