Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Интервью Среда обитания Люди как люди
История Абхазии
12 октября 21:21 Четверг
История Абхазии
 

В специальной литературе известны различные варианты этнонимов абхазов – апсуа, абхазы, абаза, азега и др. В частности, «апсуа» является исключительно самоназванием-эндоэтнонимом-народа. Этот же народ другими народами именуются различными экзоэтнонимами. Например, грузины, русские и некоторые другие народы именует его «абхазы», турки, арабы и другие восточные народы – «абаза».

Кроме «абхазов», этнонимом «абаза» в странах Востока именуются также близкородственный абхазам народ – абазины, проживающие на Северном Кавказе. «Абхазы, – указывается в одном из авторитетных изданий конца ХVIII в.,-вольный и многочисленный народ, живущий в Кавказских горах, язык коих ни с каким другим из известных, как только черкасским некоторое, но и то небольшое, сходство показывает. Земля, на котором живет народ сей, на собственном их языке Абсне называется;турки и черкасы называют ее абаза, а грузины Абхазети». По данным того же источника, в «прежние времена жил народ сей только по западной к Черному морю приникающей стороне Кавказских гор, по рекам прямо в сие море между Кубанью и Енгури впадающим. Последняя река отделяет ее от мингрельцев».

Эти сведения не вызывали и не вызывают научных споров ученых-кавказоведов: М. Броссе, П.К. Услара, Н.Я. Марра, Д.И. Гулиа, И.А. Джавахишвили, С.Н. Джанашия, А.С. Чикобава, Г.С. Читая, А.И. Робакидзе, Ш.Д. Инал-ипа, З.В. Анчабадзе, Г.А. Дзидзария, Г.Ф. Чурсина, А.В. Фадеева, В.В. Латышева, И.М. Дьяконова, Л.И. Лаврова, М.М. Трапша, М.О. Косвена, Я.С. Смир- нова, Г.А. Меликишвили, О.М. Джапаридзе, К.В. Ломтатидзе и др.

Однако с середины ХХ в. некоторые грузинские ученые, без основания на то, стали «утверждать», якобы этнонимы «апсуа», «абхаз» и «абаза» не подразумевают предков современных абхазов и абазин.

Например, литературовед, академик А.Г. Барамидзе в 1945 г. писал: «Абхазы никогда не имели собственной истории и «абхаз» в историческом прошлом был такой же грузин, как «кахетинец», «гуриец» и т.д.

Литературовед П. Ингороква, вопреки прежнему своему взгля- ду об абхазской этнической принадлежности средневековых абхазов, попытался доказать, что «абхазы», как и проживавшие на территории Абхазии другие племена (апсилы, мисимиане, санихи), являлись грузинскими племенами и говорили на разных диалектах грузинского языка, как остальные западногрузинские племена – карты, мегрелы и сваны...». По П. Ингороква, со второй половины XVII в. в Абхазии происходят «этнические изменения», т.е. места грузино-язычных абхазов занимают переселившиеся с Северного Кавказа предки современных абхазов.

Языковед Т.В. Гамкрелидзе апсилов и апсуа безосновательно относит к абхазо-адыгскому миру, а абазгов и абхазов-к грузинскому. Данная «теория», появившаяся по социальному заказу Правительства Грузии, пользовалась большой популярностью в грузинском обществе в период планомерной ассимиляции абхазов в годы сталинщины и, особенно накануне и в годы грузино-абхазской войны (1992 – 1993 гг.). Она и по сегодняшний день является основной «теоретической базой» для грузинских реваншистов. Фальсификаторы этнической истории абхазского народа в свое время были подвергнуты резкой критике со стороны абхазских и отдельных грузинских ученых. Но желание определенной части грузинского общества присвоить территорию Абхазии настолько велико, что «теория о пришлости» абхазов в Абхазии всегда находит своих сторонников как среди реваншистски настроенной части руководства, так и среди населения Грузии.

Президент Грузии Саакашвили, выступая по грузинскому телевиднию «Рустави – 2», 8 октября 2006 г. на вес мир заявил, что «абхазы – эти древние грузины... Там [в Абхазии] с древнейших времен жили грузины».

«Необходимо зафиксировать, – пишет Председатель Народного фронта Грузии, профессор философии Н. Натадзе, – что Абхазия всегда была и есть частью Грузии... и что абхазы и апсуа разные понятия».

В последующих главах монографии пресловутая «теория» грузинских лжеученых будет разоблачена, а в данной речь пойдет о конкретных сведениях, особенно о письменных источниках исследуемого периода об этнической принадлежности народа, именуемого этнони- мами «апсуа», «абхазы», «абаза», «азега» и другими и локализации их носителей.

Прежде всего, следует обратить внимание на то, что ни в одном из средневековых грузинских письменных источников нет прямого указания на то, что под этнонимом «абхазы» следовало бы понимать грузин, мегрелов или сванов. Нет сведений и о том, что когда-либо, в какой-то конкретный период истории Абхазии, на этой территории произошла смена одного народа другим, в частности апсуа-абхазо- абаза народа – грузинским, как об этом пишут некоторые тбилисские авторы. Если, конечно, не иметь в виду Юго-Восточный регион Абхазии, который в средние века временами оккупировался князьями Мегрелии, чем и была вызвана частичная смена абхазского населения мегрельским, или же наоборот.

Известный авторитет грузинской научной мысли XVIII в. профессиональный историк, географ и лексикограф Вахушти Багратиони (около 1696 – 1784 гг.) четко отличал абхазов от других народов, в том числе от соседних мегрелов и сванов как по языку, так и по традициям, и в целом по укладу жизни именовал их не иначе как «абхазы».

Такого же мнения был академик И.А. Гюльденштедт, автор второй половины XVIII века, который обращал внимание на то, что грузины жителей Абхазии называют «абхазы» (Abchasi), черкесы – абаса (Abasa), а сами же себя именуют «абасие» (Abasie). Характеризуя абхазский язык, ученый подчеркивал, что абхазский и черкесский языки имеют единые корни, один праязык и что различия между диалектами речи абхазов, проживающих по обеим сторонам Кавказского хребта, незначительны.

По данным его современника М. Пейсонеля, абхазы-абаза живут на побережье Черного моря от Суджука до границы Мегрелии. Южной точкой абхазского поселения он считал Анакрию (совр. Анаклия)-на левом берегу р. Ингура.

Военный разведчик Ф.Ф. Торнау, изучивший в 30-х годах ХIХ в. Абхазию и другие регионы Кавказа, писал, что абхазы, которых он вместе с другими абхазо-абазинскими этническими единицами именовал «абазинами», проживали на пространстве от реки Саше до реки Ингура: «От Саше до устья Ингура морской берег занят абазинами, называющими себя «абсацва». Последние делятся на джигетов или садзов, живущих между реками Саше и Бзыбь, и на абхазцев, составляющих отдельные владения». Этноним «апсацва» и поныне применяется абжуйцами в абхазском языке. А этнонимы «абхазцы», «джики», т.е. те же «садзы», приведенные данным автором, отражают политическую номенклатуру населения того периода. В частности, «абхазцы» – это жители Абхазского княжества (от р. Ингур до р. Бзыбь), а джики, или садзы-это абхазы, проживающие за пределами Абхазского княжества (от р. Бзыби до р. Саше)61. Иной раз Ф. Торнау «абхазцами» называет и жителей за пределами Абхазского княжества.

Кроме территории исторической Абхазии, абхазы-абаза жили и живут к северу от Главного Кавказского хребта. Их предки сюда компактно стали заселяться в средние века, в результате войны, стихийных бедствий, различных эпидемий и других причин63. Северокавказских абаза, больше известных под этнонимом «абазины», абхазы именуют – ашвуа (ашәуа). Сами же абазины делятся на две группы – тапантцев и ашхарцев.

В 1864 году газ. «Русский инвалид» сообщала: «...корень этого племени находится на южном склоне Кавказского хребта. Оттуда в разное время вышли семь колен, или отраслей их, и рассеялись под разными названиями от верховьев реки Кумы до верховья реки Губса... всего 4550 семейств, 35 тыс. душ обоего пола».

В то же время, исходя из этнокультурной идентичности абхазов и абазин, некоторые авторы ХIХ в. называли «абазинами» и собственно абхазов. Еще до Ф.Ф. Торнау68 абхазов и абазин «абазинами» и «абаза» именовал М. Пейсонель, а Дж.Ст. Белл к этнониму «абаза», помимо абхазов и абазин, относил и убыхов.

Д.З. Бакрадзе, разделяя мнение о древности происхождения этнонима «авазги», указывает на языковую и этнокультурную общность населения Абхазского княжества с такими этническими единицами, как: садзы, цебельдинцы, медовеевцы и абазины. «Филологические наши сведения, – писал Д. Бакрадзе, – несомненны лишь в том отношении, что одним языком с абхазцами говорят джигеты, цебельдинцы, медозгой (или медовеевцы, подразделяющиеся на Псху, Ахчипсу и Аибга) и абазинцы... имеют один и тот же образ жизни и, следовательно, об- щий корень». Примечателен и такой факт, что в исторической литературе, а также во всей русской документации, в частности, в военной переписке по Кавказу (рапорты, донесения и пр.), этноним «абазины» был равнозначен термину «абхазы».

Некоторые авторы ХIХ в. абхазов и абазин именовали также «азрами» или же «азегами». Например, Г. Новицкий в своей записке в 1830 г. язык северокавказских абазин называет «азегазским языком», а Дж. Ст. Белл писал, что на побережье Черного моря от Анапы до Мегрелии живут три народа, говорящие на трех различных языках: адыге (черкесы) – от р. Кубани до р. Буу, абаза (убыхи) – между река- ми Буу и Хамыш (Хоста) и азра (абхазы) – от р. Хамыш до границы Мегрелии. При этом автор подчеркивал, что «язык азра, по-видимому, все здесь понимают, а также и язык адыге».

Абхазов с азегами отождествлял также Н.Н. Раевский. П.К. Услар этноним «азра» связывал с убыхским названием абхазов «адзиге» и черкесским названием тех же абхазов «азега». Ш.Д. Инал-ипа счи- тал, что «азега» это искаженное черкесское «азеха» или же «адзеха»83. Думается, неслучайно средневековые итальянские географы на восточном побережье Черного моря, населенном абхазо-адыгами, упоминают населенный пункт под названием «Мауро Зега» или же «Мауро Зихиа».

В специальной литературе абхазов и их этнографические груп- пы разные народы называли по-разному: убыхи абхазов называли – «адзиге», «басхиг» или же «басхия»; шапсуги – «азега» и «абаза»; карачаевцы – «ахчипсы»; грузины – «абхазы», «апхазы»; мегрелы – «апхаза»; сваны – «мипхаз»; армяне – «абхазк», «абаза»; русские – «обезы», «абхазы»; турки и арабы – «абаза» и т.д.

В письменных источниках также зафиксированы несколько вариантов названия страны исторического обитания абхазов: «Абхазия», «Большая Абхазия», «Малая Абхазия», «Древняя Абхазия», «Абазия». Так, например, академик И.А. Гюльденштедт территориию Черноморского побережья Кавказа между реками Кубанью и Ингуром считал юго-западной частью Абхазии и именовал её «Древней Абхазией». Ж.Ф. Гамба территорию от Ингура до Геленджика называл «Большой Абхазией». По определению С.М. Броневского, Абхазия, она же Абаза, в начале ХIХ столетия на юго-западе непосредственно вы- ходила к Черному морю, на севере граничила с закубанскими черкесами, на северо-востоке – с Кабардою, в горах на полдень пути с карачаевцами, на востоке – с Мегрелией.

Поэт Е.П. Зайцевский стихотворение, посвященное Абхазии, назвал «Абазия». Абхазия Абазией именуется также и в турецких источниках.

Е. Ковалевский, страну, занимаемую абхазами, делит на две части: на западную, простирающуюся по юго-западному склону Главного Кавказского хребта и далее по Черноморскому побережью; на восточную, распложенную на северо-восточных отрогах. Первую часть он по численности населения называет «Большой Абхазией», а по древности обитания абхазов – «Старой Абхазией». Вторую же часть, по этим же параметрам, именует «Малой» или «Новой Абхазией».

На самом деле, исходя из исторической действительности, Абхазией следует называть исконную территорию проживания абхазского народа на побережье Черного моря, как это традиционно принято у самих абхазов, не иначе как Апсны – «Страна апсуа». По определе- нию Ш.Д. Инал-ипа, «апсуа» означает «люди воды», «люди страны вод». А по мнению учёного-филолога П.Г. Чарая, название Апсны «состоит из двух слов: апсуа – «абхаз» и ан – «мать»; апсуа ан – апсн, мать-родина абхаза, Абхазия».

Другое дело, что в зависимости политической ситуации или же этнической номенклатуры, менялись границы страны как на юго-востоке, так и на северо-западе. Что касается первой половины ХIХ века, из политических соображений, историческая Абхазия делилась на две части – на «Большую», или «Внутреннюю Абхазию» и «Малую», или «Внешнюю Абхазию». «Большая Абхазия» занимала территорию между реками Ингуром и Бзыбью, на которую распространялась власть владетельных князей Абхазии Чачба, а «Малая Абхазия» же простиралась от р. Бзыбь до р. Хоста. Сюда с начала ХIХ века власть владетельных князей Абхазии фактически не достигала. Эту часть страны чаще называли Садзен или же Джигетией.

Что касается этнической границы исконных земель страны оби- тания абхазов на побережье Черного моря, до массовой депортации их, в письменных источниках на юго-востоке рубеж определяется р. Ингур. В этом отношении сложнее обстояли дела на северо-западе страны. Хотя тщательное исследование вопроса дает основание некоторых авторов о том, что этническая граница Абхазии в этом направлении доходило до Геленджика, Суджука или же Анапы, скорее всего отражают не реяльную на тот период этническую ситуацию на этом участке Черноморского побережья Кавказа, а историческую память о том периоде, когда удельный вес абхазского населения в этнодемографической номенклатуре региона был значителен, а в политическом отношении находился в подчинении или же под политическим влиянием владетельных князей Абхазии Чачба, а еще раньше – абхазских царей из династии Леонидов.

Этническая территория компактного проживания абхазов к середине ХIХ в. восновном простиралась до р. Хоста (Хамыш). Далее от Хосты до р. Шахе проживали убыхи, а от Шахе дальше на северо-запад до Анапы – шапсуги и натухайцы (этнографические группы адыгов).

В период массовой депортации абхазов и родственных им народов за пределы исторической родины (1864 г.), р. Хоста являлась этнической границей между абхазами (конкретно садзами) и убыхами. Подтверждает это и генерал Н.Н. Раевский, служивший в конце 30-х и в нач. 40-х годов XIX века в этом регионе Кавказа. Он, в частности, писал, что «пространство от р. Хамыш (в 6 морских милях к югу от Сочи) до границы Мингрелии принадлежало князьям Чачба-Шервашидзе, что оно населено одноплеменным народом, называющим себя азега, а у нас известным под именем абхазцев». Мнение Н.Н. Раевского разделяют Дж. Ст. Белл100, А. Берже101, Г.И. Филипсон102, С.Т. Званба103, П.К. Услар104, А.Н. Дьчков-Тарасов»105, А.В. Фадеев106, Г.А. Дзидзария107, Х.С. Бгажба108, Г.З. Шакирбай109, В.Е. Кварчия110 и др. К такому же выводу пришел Ш.Д. Инал-ипа, впервые в этнологической литературе монографически изучивший садзов. Вместе с тем, он обращает внимание на наличие убыхо-абхазского этнически смешанного населения на узкой прибрежной полосе между- речья Хоста – Сочи, на что указывал в свое время Ф. Торнау.

Однако, несмотря на то, что сведения различных авторов, об этнонимах абхазов и территории их расселения не всегда сходятся, письменные источники того периода не ставят под сомнение тот важнейший для нашего исследования факт, что в границах нынешней Абхазии и северо-западнее от нее проживало довольно многочисленное моноэтническое население, именовавшее себя апсуа, страну своего проживания – Апсны. Об этом же, помимо письменных источников, свидетельствуют и полевые этнографические материалы, собранные как в самой Абхазии, так и среди многочисленной абхазской диаспоры и репатриантов. Коренные жители Абхазии и их потомки во всем мире на родном языке для обозначения своей национальной принадлежно- сти употребляют лишь один этноним – апсуа, а для названия исторической Родины – Апсны.

Как сообщается в одном из авторитетных грузинских журналов в конце XIX века, «Всея Абхазия» (так называлась она при владетеле) находится на восточном побережье Черного моря. Эта во всех отношениях богатая страна до 1864 года была густо заселена народом, который сам себе именует «апсуа», а мы, грузины, называем – «абхаз». Апсуа свою страну именует Апсны».

Другое дело, что в зависимости политической ситуации или же этнической номенклатуры, менялись границы страны как на юго-востоке, так и на северо-западе. Что касается первой половины ХIХ века, из политических соображений, историческая Абхазия делилась на две части – на «Большую», или «Внутреннюю Абхазию» и «Малую», или «Внешнюю Абхазию». «Большая Абхазия» занимала территорию между реками Ингуром и Бзыбью, на которую распространялась власть владетельных князей Абхазии Чачба, а «Малая Абхазия» же простиралась от р. Бзыбь до р. Хоста. Сюда с начала ХIХ века власть владетельных князей Абхазии фактически не достигала. Эту часть страны чаще называли Садзен или же Джигетией.

Что касается этнической границы исконных земель страны оби- тания абхазов на побережье Черного моря, до массовой депортации их, в письменных источниках на юго-востоке рубеж определяется р. Ингур. В этом отношении сложнее обстояли дела на северо-западе страны. Хотя тщательное исследование вопроса дает основание некоторых авторов о том, что этническая граница Абхазии в этом направлении доходило до Геленджика, Суджука или же Анапы, скорее всего отражают не реяльную на тот период этническую ситуацию на этом участке Черноморского побережья Кавказа, а историческую память о том периоде, когда удельный вес абхазского населения в этнодемографической номенклатуре региона был значителен, а в политическом отношении находился в подчинении или же под политическим влиянием владетельных князей Абхазии Чачба, а еще раньше – абхазских царей из династии Леонидов.

Этническая территория компактного проживания абхазов к середине ХIХ в. восновном простиралась до р. Хоста (Хамыш). Далее от Хосты до р. Шахе проживали убыхи, а от Шахе дальше на северо-запад до Анапы – шапсуги и натухайцы (этнографические группы адыгов).

В период массовой депортации абхазов и родственных им народов за пределы исторической родины (1864 г.), р. Хоста являлась этнической границей между абхазами (конкретно садзами) и убыхами. Подтверждает это и генерал Н.Н. Раевский, служивший в конце 30-х и в нач. 40-х годов XIX века в этом регионе Кавказа. Он, в частности, писал, что «пространство от р. Хамыш (в 6 морских милях к югу от Сочи) до границы Мингрелии принадлежало князьям Чачба-Шервашидзе, что оно населено одноплеменным народом, называющим себя азега, а у нас известным под именем абхазцев». Мнение Н.Н. Раевского разделяют Дж. Ст. Белл100, А. Берже101, Г.И. Филипсон102, С.Т. Званба103, П.К. Услар104, А.Н. Дьчков-Тарасов»105, А.В. Фадеев106, Г.А. Дзидзария107, Х.С. Бгажба108, Г.З. Шакирбай109, В.Е. Кварчия110 и др. К такому же выводу пришел Ш.Д. Инал-ипа, впервые в этнологической литературе монографически изучивший садзов. Вместе с тем, он обращает внимание на наличие убыхо-абхазского этнически смешанного населения на узкой прибрежной полосе между- речья Хоста – Сочи, на что указывал в свое время Ф. Торнау.

Однако, несмотря на то, что сведения различных авторов, об этнонимах абхазов и территории их расселения не всегда сходятся, письменные источники того периода не ставят под сомнение тот важнейший для нашего исследования факт, что в границах нынешней Абхазии и северо-западнее от нее проживало довольно многочисленное моноэтническое население, именовавшее себя апсуа, страну своего проживания – Апсны. Об этом же, помимо письменных источников, свидетельствуют и полевые этнографические материалы, собранные как в самой Абхазии, так и среди многочисленной абхазской диаспоры и репатриантов. Коренные жители Абхазии и их потомки во всем мире на родном языке для обозначения своей национальной принадлежно- сти употребляют лишь один этноним – апсуа, а для названия исторической Родины – Апсны.

Как сообщается в одном из авторитетных грузинских журналов в конце XIX века, «Всея Абхазия» (так называлась она при владетеле) находится на восточном побережье Черного моря. Эта во всех отношениях богатая страна до 1864 года была густо заселена народом, который сам себе именует «апсуа», а мы, грузины, называем – «абхаз». Апсуа свою страну именует Апсны».

Александра Дроздова

топ видео
новости региона