Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Новости региона Тема дня Актуально Аналитика В мире
Об адыгском корсете
28 июня 14:29 Среда
Об адыгском корсете
 

 

Одежда, как и жилища, домашняя утварь, вооружения, украшения и прочее, - важнейший компонент материальной культуры народа. Особенности ее зависят, прежде всего, от природно-климатических условий местности. Определенный отпечаток на костюм накладывают виды хозяйственной деятельности, образ жизни, занятия и общественный строй. Иногда на форму и назначение традиционной мужской и женской одежды влияет та система ценностей, которая имеет место среди большой группы людей, их представления о красоте и др. В связи с последним интересно вспомнить такую специфическую часть адыгского костюма, как корсет - принадлежность традиционной женской, точнее сказать, девичьей одежды. Появление такой детали, как корсет, было обусловлено этническими и социальными особенностями адыгского народа, и, прежде всего, их представлениями о женской красоте.Образ жизни адыгов, их занятия влияли на их внешний вид, красоту, которой восхищались авторы всех времен. Они все пишут о ставшей всемирно известной красоте адыгских женщин-черкешенок.

Французский консул в Крыму Ксаверио Главани в 1724 году отмечал, что в Черкесии «женщины гордятся своим стройным станом и носят особый род корсета»2. За сто лет до этого католический монах-миссионер Доминиканского ордена Эмиддио Дортелли д'Асколи писал о черкесах, что «у них кровь... благородная, глаза черные, брови дугой, особенно у женщин, которым, я думаю, можно отдать предпочтение перед всеми другими женщинами в мире»

Не менее живописен автор второй половины XVIII века Карл Пейсонель, составивший двухтомный «Трактат о торговле на Черном море». В частности он констатировал: «Женщины этой страны (то есть Черкесии) самые красивые и обаятельные, может быть, во всем мире; прелесть их внешнего облика и естественная грация очаровывают»

Это очарование достигалось естественно, заботой о женской красоте, начиная с младенческого возраста. В этих целях, например, лицо, лоб и губы только что родившейся девочки адыги мазали кровью из пуповины для того, чтобы ребенок, по свидетельству информаторов, был красивым и здоровым. Надо думать, что это, как и то, что девочкам матери периодически протирали глазки, лицо и лоб грудным молоком, имело практическое, рациональное значение благодаря высоким антисептическим свойствам крови и грудного молока.

Забота о физическом состоянии, о красоте и здоровье продолжалась и в последующем. Примерно с 10-12 лет девочки начинали носить туго зашнурованный корсет (куэншыбэ), что автоматически переводило их в разряд девушек. Корсет шили из сафьяна или кожи более простой выработки. Он начинался высоко, почти от ключицы и спускался до бедер. Спереди в корсет вставляли две довольно широкие деревянные пластинки, которые прижимали груди, препятствуя их росту.

 

Девочки корсет носили постоянно, в нем они спали и снимали только тогда, когда мылись или требовался ремонт корсета. Отдельные авторы ошибочно пишут, что девочки с 10-12 лет и до замужества находились в одном и том же корсете.

На самом деле с ростом девочек корсеты подбирались или шили по размерам. Для этого существовали определенные правила. Например, когда на девочку первый раз делали корсет, она должна была обхватить своими большим и указательным пальцами запястье.

 

Если запястье обхватывалось легко, то два обхвата запястья должны были ровняться объему шеи, а два объема шеи или же четыре обхвата запястья должны были соответствовать объему талии. В тех случаях, когда (у девочки большим и указательным пальцами не обхватывалось запястье) запястье было толще требуемого объема, то девочку заставляли голодать, давая ей малокалорийную пищу. Это повторялось и тогда, когда меняли корсет на соответствующий росту девочки новый корсет.

 

Корсет снимали в первую брачную ночь. Снимал его муж, расшнуровывая. (Для того, чтобы испытать терпение молодого, женщины, одевавшие невесту, старались запутать шнуровку или делать трудно развязываемые узлы). Новобрачный, сняв корсет, отдавал его друзьям, а те, в свою очередь, девушкам, которые внимательно осматривали шнурок, и если выяснялось, что он разрезан или разорван, подсмеивались и шутили над нетерпеливостью молодого.

 

Правда, уже в XIX веке авторы, в том числе и Шора Ногмов, писали, что для снятия корсета с новобрачной молодой муж пользовался кинжалом или ножом. «Когда девушка выдавалась замуж, - пишет Ш. Ногмов, - новобрачный разре-зывал ножом шнур, которым зашит был сафьян, с возможной притом осторожностью, чтобы не захватить ни тела, ни сафьяна. Если он повредил одно или другое, то вменялось ему в большое бесчестие»5. Фредерик Дюбуа де Монпере писал: «Девушки с очень раннего возраста, лет 10-12, носят корсет или широкий кожаный пояс, надеваемый прямо на тело. Этот корсет настолько стягивает талию, что нет женщины с более тонкой талией; корсет также сдавливает бюст таким образом, чтобы не допустить его развития. Только в день свадьбы супруг имеет право распороть корсет кончиком кинжала. Идеал красоты у черкесов требует

Валерия Сергеевна Верхорубова

топ видео
новости региона