Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Новости региона Тема дня Актуально Аналитика В мире
Народы албанского круга
20 мая 16:25 Суббота
Народы албанского круга
 

Агулы наряду с родственными лезгинами, табасаранами, рутулами, цахурами, крызами, будухами, хиналугами и удинами, составляют группу народов албанского круга. Общая численность их по примерным подсчетам составляет 30 тысяч человек. Однако, не смотря на малочисленность, агулы как этническая группа сформировалась очень рано. Так, средневековые хроники сообщают о том, что агулы под названием филаны (от одноименного административного образования Филан) вместе с лезгинами и табасаранцами в составе арабских войск участвовали в арабо-хазарских войнах. Причем указывается позиция, которую занимали агулы в арабском войске во время таких походов — это середина. Но если учесть, что формирование самого административного образования Филан относиться еще к более раннему периоду (4 в. н. э.), то становиться понятным, что агулы как обособленная этническая группа сформировалась к началу первого тысячелетия новой эры. Примерно в такие же сроки укладывают исследователи и период формирования агульского языка.

Геополитическое положение территории расселения (современный Агульский и часть Курахского районов) во многом и определяло судьбу агулов. Доминантой при этом выступали две стратегические пути, который пролегали через эти территории. Первый — это общеизвестный путь Дербент — Рича — Кумух и далее по внутреннему нагорью. А второй — это древний путь по маршуруту Персия — Партав — Дербент через Большой Кавказский и Самурский хребты, который просекал Дагестан с запада на восток. В народе он известен как "Дорога послов". Преимуществом его являлось то, что он позволял, минуя Дербент выйти в Прикаспийские степи. Ведь древний Дербент не всегда был доступен, желающим пройти его. По этому поводу в исторических хрониках сохранились сообщения о том, что "гунны, когда могли преодолеть Дербент на одних и тех же лошадях добирались до закавказских стран. А когда преодолеть Дербент не получалось, они вынуждены были преодолеть крутые горы, при этом им часто приходилось менять свои лошади".

Именно по этому пути к гуннам с миссионерскими целями в 622 году из Албании отправился и епископ Исраил. Промежуток этой дороги, пролегающий через крутые склоны Самурского хребта, сохранился недалеко от селения Бедюк Агульского района. И надо отметить, что по своему масштабу этот участок дороги после Дербентского оборонительного комплекса является едва ли не самым крупным историческим строительным объектом в Дагестане. Он же является едва ли и не самым впечатляющим объектом по дерзости воплощенного в нем замысла древних инженеров и строителей. Однако в дагестанской истории об этом нет ни слова. "Дорога послов" не единственный исторический объект, который сохранился в Агуле. Недалеко лежат и развалины бывшего административного центра, упомянутого выше Филана. В народе они известны под двумя названиями — Сарфун и Суфиян-шагьар. Второе название восходит к средне-персидскому названию Спендан-шахр, что буквально переводиться как "святой город". "Святые духи — эраны" Спендан-шахра агулы и лезгины до сих пор упоминают в своих молитвах. Но в советское время "ради светлого будущего" здесь была размещена колхозная ферма со всеми вытекающими из этого последствиями. Вообще надо сказать, что Агул в историко-культурном плане представляет собой невероятное напластование друг на друга культур и эпох. Одних только святилищ-зияратов здесь насчитывается более ста, факт сам по себе неординарный и требующий к себе особое внимание. Но едва ли не самыми ценными не только для истории агулов, но и для всего Дагестана являются сохранившиеся здесь несколько древних надписей, выполненных албанским и персидско-арамейским шрифтами. Мы неоднократно об этом сообщали структурам, которые по долгу своей службы обязаны этим заниматься. Но в ответ как всегда было молчание. От средневековой крепости селения Тпиг сохранилось одно лишь название "буцур". Последняя стена ее была разобрана в 80-х годах прошлого столетия. Единственный населенный пункт в Дагестане, который получил почетное прозвище от арабов Баб-аль-кьист-Риджа "Ворота справедливости" расположен в Агульском районе. Это знаменитый Рича с его древней и уникальной мечетью с вращающимися колоннами — он же единственный населенный пункт, который сумел в течение 26 дней оказать яростное сопротивление татаро-монголам в начале 13 века. И вообще необходимо отметить, что в Нагорный Дагестан воинствующие татаро-монголы с интервалом 10 лет совершали два похода и оба раза это было связано с агулами и Агулом. Квадратной планировки боевые башни сс. Бедюк и Хпюк, единственные во всем Южном и Среднем Дагестане дошедшие до наших дней были также разобраны в 60-х годах. А о совершенстве ремесла агульских мастеров свидетельствует узор на дверях мечети селения Тпиг, который как образец резьбы по дереву вошел в исторические учебники. Здесь же повсеместно можно увидеть и древние захоронения с могилами-цистами (каменными ящиками), датируемые периодом 500 годы до н. э. 500 годы н. э…

Боюсь ошибиться, но, кажется, в Дагестане только в Агуле можно встретит могилы внутри жилых помещений — форма захоронений, которая, по нашему мнению, восходит к грузинской традиции, также как и строительство на могилах квадратных мавзолеев "куба" от грузинского к1уба "гроб". В общем, о подобных объектах Агула можно говорить бесконечно. Но по иронии судьбы сами агулы сегодня известны не по своему богатейшему историко-культурному наследию, а по — малочисленности. А этот показатель в Дагестане, как известно, играет решающую роль при проявлении не только частного, но и государственного отношения к каждому конкретному этносу. Является народ многочисленным — на его поддержку и направляется весь государственный ресурс. Не важно, что у этого народа ни перед республикой, ни пред ее населением нет никаких заслуг и даже имени его в истории нет. А если этнос небольшой, как например агулы, цахуры или рутулы, то и отношение к нему проявляется соответственное. Главное здесь количественное соотношение народов. Именно по такому принципу Агул сегодня, как и весь Южный Дагестан, превращен в мертвую во всех отношениях зону. Здесь мы не ставим своей целью говорить о вопиющем социально-экономическом положении агулов, которые десятилетиями живут за гранью нищеты. Но если даже взять гуманитарную сферу, то думаю, не ошибусь, если скажу, что в кругах, по сути созданных чтобы беречь и сохранить историко-культурное наследие народов, об истории Агула или самих агулах знают лишь понаслышке. Восемнадцатиметровый минарет ричинской мечети, переживший семь веков, если не сегодня, то завтра рухнет, от появившихся в кладке трещин. Но никому нет до этого дела. Здесь же любители старины из чистого любопытства откапывают и разбирают раннесредневековый водопровод, сооруженный из керамических труб "гунгов", которым в древности село обеспечивалось водой. Такой же вывод можно сделать, если судить по состоянию культурных учреждений в районе, где за исключением центрального Дома культуры не работает ни одно такое заведение.

В начале 90-х годов была создана агульская письменность. Но за истекшие двадцать лет кроме букваря не издано ни одного учебника или иного учебного пособия не говоря уже о другой литературе. В школах вместо агульского языка преподают что угодно, но только не сам агульский язык. И это не удивительно, поскольку материально-техническая база для преподавания агульского языка в школах отсутствует. Более того из-за отсутствия должного внимания со стороны компетентных органов пришлось закрыть агульское отделение в ДГУ, где пытались подготовить специалистов по этому языку. Складывается ощущение, что проект с агульской письменностью был придуман правительством для того, чтобы пустить пыль глаза этому маленькому народу.

Агульские населенные пункты стремительно пустеют, а сам народ на грани исчезновения. В большинстве селах остались по 20-25 хозяйств, а в районе в целом проживают всего 5 тысяч человек. А это население одного среднестатистического поселка. Остальные предпочли покинуть места своего исконного проживания. Понять их конечно можно. Кому охота в 21 веке пахать первобытной сохой поле, топить одну единственную буржуйку в доме кизяком, спать в комнате, где замерзает вода и не знать, как завтра прокормить свою семью. Других перспектив, к сожалению, у агулов в Дагестане уже не остались.

(c)Г.Алхасов

#факт@caucasus_now

Валерия Сергеевна Верхорубова

топ видео
новости региона