Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Новости региона Тема дня Актуально Аналитика В мире
Вячеслав Бочаров - первый, кто ворвался в захваченную террористами бесланскую школу
15 декабря 2016 14:27 Четверг
Герой нашего времени. 22174.jpeg

Он был первым, кто ворвался в захваченную террористами бесланскую школу. Сумел вывести из спортзала многих детей и женщин. И в том же бою получил тяжелейшее ранение в голову. Его посчитали погибшим, но офицер не просто выжил, но и вернулся в строй.

За мужество и героизм Вячеслав Бочаров удостоен звания Героя Российской Федерации.

Выживший

3 сентября 2004 года спецподразделения Центра специального назначения ФСБ ворвались в бесланскую школу N 1, где террористы держали детей-заложников. В бой наши офицеры пошли сразу после того, как в школьном спортзале произошли взрывы и возник пожар. Первым в школу прорвался полковник Вячеслав Бочаров, в то время - командир группы Управления "В" ("Вымпел") Центра специального назначения ФСБ.

"Вопрос уже не стоял о том, чтобы спасти всех заложников, когда прогремели взрывы в спортзале, инициированные бандитами, уже были потери, - рассказывает Вячеслав Алексеевич. - Вопрос стоял только о минимизации потерь, и эту задачу можно было выполнить только смелыми, решительными действиями. Порой - жертвенными. Изначально мы не рассчитывали на силовой вариант. Мы рассчитывали на то, что будут какие-то договоренности, потому что там же дети. Но когда в 13 часов третьего сентября раздались два взрыва в спортзале, то здесь уже размышлять было некогда".

Бочарову не нравится, когда в отношении того боя журналисты пишут: "спонтанные действия".

"Никаких с нашей стороны спонтанных действий там не было, потому что каждое подразделение знало, с какого направления действовать. Я вышел на свой участок боевой работы и запросил руководство: могу ли я продолжить действия внутри школы? Но для этого надо было преодолеть открытое пространство и войти туда. Получил разрешение. Так получилось, что в школу мне удалось войти первым..."

И не просто первым, а какое-то время полковник Бочаров оставался единственным спецназовцем внутри захваченной школы. Другие сотрудники не сразу смогли проследовать за ним.

"Да я сам их не пустил, - уточняет полковник. - Почему? Когда ты идешь первый, то и для противника это неожиданно, и есть возможность проскочить простреливаемый участок. А когда ты подтягиваешь остальных, то подставляешь их под пули. Я попросил ребят просто прикрыть меня..."

Прошло 12 лет, но в памяти офицера осталась страшная картина: он замер перед входом в спортзал, у его ног трехлетний ребенок...

"Не до эмоций было, я же выполнял задачу. Но когда видишь, что люди лежат слоями друг на друге, дети и женщины мертвые, кто-то шевелится... Я доложил, что в спортзале бандитов нет, принял все меры для эвакуации тех, кто подает признаки жизни".

Как сказал философ, жить стоит только тем, за что стоит умереть

То, что произошло дальше, Вячеслав Алексеевич скупо называет "работой" и "нейтрализацией бандитов". В том бою он получил ранение в голову. Рана была настолько тяжелая, что какое-то время полковник значился в числе убитых. Пуля вошла в голову под левым ухом и вышла под левым глазом. Когда товарищи выносили его из школы, Бочаров был без сознания, сообщает РГ. 

"В сознание пришел уже в Москве, в госпитале им. Бурденко. Месяца два я не мог говорить, мне просто нечем было говорить. Верхнюю челюсть оторвало, небо оторвало, нос свернуло, глаза контузило. Врачи не верили, что я выживу".

О его состоянии родным сообщил боевой товарищ.

"Это самая трудная задача - прийти домой к сотруднику, который или уже никогда не переступит порога своего дома, или находится в таком состоянии, как я, то есть тяжелораненый с неизвестными результатами. Ко мне домой пришел полковник Алексей Викторович Романов. Когда я служил в Афганистане в разведроте, он был у меня сержантом, санинструктором. Затем он окончил Рязанское воздушно-десантное училище, второй раз приехал в Афганистан, стал Героем Российской Федерации за антитеррористические действия на Северном Кавказе. Когда я пришел в себя в реанимации, то увидел, что рядом со мной сидит жена. Она ни одним выражением мимики не выдала себя в том, что я, будем так говорить, не очень хорошо выгляжу. Наоборот, улыбалась, поддерживала".

Но, как вспоминает герой, по-настоящему тяжело стало не в госпитале, а после выписки.

"В сознании свой собственный облик сохранился, а ты смотришь в зеркало, а там вроде бы другой человек. Но я ни дня не был дома, я на следующий день, как вышел из госпиталя, поехал на службу. У меня лицо было разорвано, дыра, я прикрывал все это дело тряпочкой и ехал на метро, а потом на автобусе до центра, и так полгода ездил. Через полгода сделали операцию, эту дыру в лице устранили, потом через полгода очередная операция - и так двенадцать операций. Потихоньку восстановился. Между медицинскими операциями продолжал ездить и на боевые операции".

Это самая потрясающая черта офицера. После всех испытаний (был случай в Афганистане: он раненым вел бой) Бочарова бы никто не упрекнул, если бы он уволился. Но не тот характер.

"Когда я более или менее восстановился, то сказал жене: "Я поеду в командировку". Она говорит: "Куда в командировку?" Я отвечаю: "Я там буду при штабе сидеть, бумажки оформлять". Она понимала, что меня не пустить нельзя. Это моя работа, мой образ жизни, мое представление о смысле жизни".

Вестник Героев

Особый разговор - об исторической справедливости.

"После Беслана мне очень не понравились высказывания журналистов, когда напрямую обвиняли сотрудников Центра специального назначения в том, что это они стали причиной таких больших потерь. Мы каждый год приезжаем в Беслан по приглашению его жителей. Нас принимают как родных, накрывают столы, приглашают в школу. Кстати, школа носит имя Героев спецназа ФСБ, а классы носят имена тех, кто погиб. На тех местах, где гибли наши ребята, находятся бронзовые доски: "Здесь погиб Туркин", "Здесь погиб Велько", "Здесь погиб Кузнецов". Даже родственники погибших понимают, что это не наша вина, это вина бандитов, террористов".

Сегодня он - первый заместитель секретаря Общественной палаты, член Исполкома Паралимпийского комитета России. В Российской ассоциации Героев служит - именно служит, а не работает - ответственным секретарем. И возглавляет редакционный совет газеты "Вестник Героев". А в Союзе ветеранов Афганистана отвечает за патриотическую направленность.

Среди его наград, почетных званий и премий есть и такая: "Герой нашего времени".

Своей главной задачей считает воспитание будущих героев.

"Ведь это также проблема, беда в системе образования, когда мы Великую Отечественную войну проходим одной страницей, - возмущен ветеран. - Но когда ты беседуешь с подростками и говоришь: "А давайте поразмышляем, например, о жертвенном подвиге человека. Давайте подумаем: ради чего он совершает подвиг?" - и слышишь их размышления, то ты понимаешь, что они хорошие ребята, им просто немножко недостает информации. А в критической ситуации они поступят точно так же, как поступали наши предки.

Что написано пером

Предки - это не только герои давних войн.

"Возьмите подвиг Александра Прохоренко в Сирии, который вызвал огонь на себя, - чеканит герой. - Ведь он же молодой человек, ему двадцать с небольшим лет. Он подростком был совсем недавно, и с ним, может быть, также кто-то беседовал в школе. Но когда сложилась такая ситуация, он вызвал огонь на себя и погиб".

Но для воспитания молодежи нужно, чтобы страна знала своих героев. И не изводила ресурсы на прославление врагов.

"Ведь посмотрите: я захожу в большой книжный магазин в Москве, и прямо на входе - стенд "История Третьего рейха". Книги: "Я бил маршала Жукова", "Я - снайпер рейха", "Я - пулеметчик вермахта", "Утерянные победы" Манштейна" и т.д. А это на какого потребителя рассчитано? Или книга "Мифы преступного мира": ты ее открываешь и там биография на сорока страницах Салмана Радуева, кровавого террориста... А где у подростка возможность в этом же книжном магазине прочитать книгу о Героях Российской Федерации? И почему же у нас такой мощный фактор не работает, и наши молодые люди ищут себе романтику в террористических организациях или в рядах бандформирований? Ведь от того, что ему в голову будет заложено, так он и будет жить.

Сам же на вопрос - а как надо? - отвечает словами русского философа Ивана Александровича Ильина: "Жить стоит только тем, за что стоит умереть".

Валерия Сергеевна Верхорубова

топ видео
новости региона