Мы в социальных сетях:
Главная События Обозрение Видео Фото Аудио
Новости региона Тема дня Актуально Аналитика В мире
Грузию волнуют свободы Рунета
05 июля 2010 19:46 Понедельник

Попытки России сделать интернет-пространство более безопасным для граждан своей страны вызывают приступы ипохондрии в Грузии. Ограничения деятельности российских блогеров с экстремистским уклоном, воспринимаются их грузинскими единомышленниками как личная угроза. С изрядным запозданием Рунет приводит свое существование в соответствие с российскими законами, нисколько не отклоняясь от общемировой практики. В той же Грузии об информационной безопасности позаботились еще до войны 2008 года.

Грузинский интернет так узок и прост, что контролировать его не представляет труда. В этом году он отпраздновал регистрацию всего-навсего восьмой тысячи доменных имен в зоне .GE. Количество интернет-пользователей также невелико - около миллиона. Слишком высоки цены и слишком не надежна связь. Отсутствует здоровая конкуренция между провайдерами. Более 50 процентов грузинского информационного рынка занимает Caucasus Online. Примерно четверть рынка - «Объединенный телеком». Кроме того, услуги доступа к Интернету по оптико-волоконному кабелю предоставляет компания сотовой связи «Магтиком».

Хорошим потенциалом по предоставлению интернет-услуг обладает государственный «Телеком железной дороги». Однако, он долгое время не мог найти себе хозяина. В конце июня сорвалась сделка с голландской компанией «Линкс телеком». И теперь правительство, в обход всяких аукционов, решило сбыть «Телеком» по дешевке малоизвестной компании Novastar Commerce Limited, зарегистрированной в оффшоре. Но это уже к разговору о транспарентности управления страной при нынешнем президенте.

Когда на всю страну три с половиной провайдера, контролировать интернет можно без проблем. Тем более, что задача обеспечить единую государственную информационную политику поставлена даже в преамбуле Конституции Грузии.

Закон о Всемирной паутине, отсутствующий в России и по сей день, был принят в Грузии еще до «революции роз». В 2007 году на основании доклада Анны Долидзе, тогдашней главы грузинской Ассоциации молодых юристов, ОБСЕ упомянула Грузию среди стран с интернет-цензурой. "Грузинское законодательство содержит противоречивые и недостаточно определенные положения, которые могут создать рычаги для незаконного ограничения свободы самовыражения в Интернете», - говорилось в комментарии к докладу международной организации. Представительница парламентского комитета по правам человека Элене Тевдорадзе тогда выразила надежду, что закон будет доработан.

Но об усовершенствовании законодательства мы не услышали. А вот подтверждение тому, что государство активно вмешивается в работу провайдеров, пришло в августе 2008 года. Правительство заблокировало все российские сайты на несколько недель. «Решение о фильтрации и цензуре было принято исполнительной ветвью грузинского правительства», - сообщалось об этом в докладе «Freedom House».

Впрочем, такой контроль со стороны государства не является чем-то удивительным. Самые разнообразные притеснения веб-свободы существуют во многих западных демократиях, рассказал GeorgiaTimes Евгений Беспалов, генеральный директор фонда «Дружественный рунет». Он напомнил,  что «ожесточенное информационное противостояние» было замечено не только между участниками конфликта, но и среди стран, не имевших к нему прямого отношения.

- Это нормальная практика информационной войны. Есть поговорка, что если правительство не контролирует свое информационное пространство, то его контролирует чужое правительство.

-  Как обстоит дело с контролем интернета в западных странах?

 - В законодательстве наиболее демократичных стран, в том числе Соединенных штатов Америки, мы видим достаточное количество норм, которые так или иначе позволяют правительствам ограничивать доступ граждан к какой-либо информации, либо, наоборот, блокировать какую-либо информацию от широкого распространения. Недавно была озвучена новая инициатива администрации президента Барака Обамы, которая направлена на контроль источников информации и интернета, как средства продвижения информации.

 - С грузинской стороны звучат обвинения в адрес России, что власти  подминают под себя Рунет, что ужесточается контроль и подвергаются гонениям блогеры. Насколько справедлива эта критика?

- Российская Конституция гарантирует каждому гражданину право доступа и получения информации, и одновременно в той же Конституции есть положение о том, что граждан нужно защищать от вредной информации. Кстати, такая же ситуация в других законодательствах - в Европе, США... Кроме Конституции, мы имеем целый набор законов, который регламентирует оборот информации и определяет, какая информация является противоправной. В частности, мы имеем законодательство по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Используя эти законы, МВД и ФСБ противодействуют той информации в интернете, которая ведет к разжиганию розни, к возникновению экстремистских движений. Отдельной темой стоят блогеры. В России до сих пор не зафиксирован их правовой статус. С одной стороны, они доносят до массовой аудитории свои мысли, с другой - не попадают под действие законодательства о  средствах массовой информации. Я приведу такую метафору: представьте оживленное движение на дорогах в Москве. Одни автомобили ездят с номерами, другие без.  Допустим, автомобиль без госномеров совершает нарушение. Вы подходите к сотруднику ГАИ и обращаете внимание на этот вопиющий факт, а он говорит: в связи с тем, что этот автомобиль не зарегистрирован, действие нашего законодательства на него не распространяются. Смешно, не правда ли? А в Интернете получается, что одни «автомобили с госномерами» - прошедшие госрегистрацию СМИ, подчиняются законам, а на другие субъекты, которые могут писать, что угодно, закон не распространяется. Есть в мире страны, где блогеры приравнены к СМИ и несут ответственность за распространяемую информацию. В России блогера можно привлечь за клевету и другую запрещенную информацию. К некоторым уже были применены жесткие санкции. Часть блогеров, которые преследовались по политическим вопросам, допускали высказывания, которые можно трактовать как незаконные. Нельзя исключать и того, что это были провокации, ведь такие судебные дела тут же поднимаются на щит и все начинают кричать: вот идет зажим свободных блогеров.   Если зайти в российский интернет, можно встретить там весь спектр мнений по политическим вопросам.

 - Были ли подобные преследования блогеров на Западе?

- Американская администрация выявляет ресурсы, которые занимаются экстремистской деятельностью, в том числе блоггеров, которые публикуют запрещенные материалы на дискуссионных площадках, и с ними происходит примерно то же самое, что и в России: заводится уголовное дело, выясняется причастность к террористическим группировкам и назначается наказание.

- Грузинские блогеры консолидируются для ведения информационной войны, чем может им ответить Россия?

- Вопрос в том, кто их организует.

- Их собирает Олег Панфилов, переехавший в либеральную Грузию по "зову сердца" и приглашению грузинских властей. Это Вам о чем-то говорит?

- Вероятно, заказчики попытаются использовать блоггеров для информационного воздействия на целевую аудиторию - это европейцы или американцы, до которых будут доводиться представления заказчиков о происходящем в Грузии и в России, и так далее. Наверно, они могут это делать успешно. Вторая часть аудитории - российские читатели. Здесь, мне кажется, ситуация, будет сложнее, потому что в России есть немало людей, которые имеют собственную позицию и будут ее отстаивать.

 - Если на грузинских ресурсах будут призывы к насильственным действиям или клевета, как российские власти будут этому противостоять?

- Если экстремистской деятельностью  занимается субъект вне юрисдикции российского законодательства, то вступают в силу нормы международного законодательства. Российские власти будут апеллировать к грузинскому правительству, хотя к чему это приведет - неизвестно. За Россией остается право исключать подобные ресурсы из своего оборота, если так решит суд. Хотя реализовать это решение в России будет непросто, так как российский интернет намного сложнее грузинского с точки зрения контроля. Но я бы все это интернет-войной не называл. Это информационное противостояние, которое всегда имело место быть.

Светлана Болотникова

топ видео
новости региона